Икона
Русская Православная церковь. Красноярская епархия
Крест
Ачинское благочиние
Казанский кафедральный собор г. Ачинск
По благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона
Митрополита Красноярского и Ачинского
Христос Воскресе!
Собор
Меню

Глава 1: Ачинский острог. Строительство храмов

Установлено, что еще задолго до официальной даты основания Ачинска неоднократно предпринимались попытки поставить острожек в разных местах около реки Чулыма, но все они окончились неудачей, - поселения были разрушены кочевниками. Всего таких острогов было семь. Лишь в 1683 году был построен более укрепленный острог, на месте которого вырос город Ачинск.

Острог начинался со строительства стен из высокого частокола четырехугольной формы. По углам ставились сторожевые башни. Одна из них оборудовалась под часовню – символ освящения и духовной крепости. В часовнях совершались богослужения, а во время набегов кочевников они использовались для отражения атак противника. Главной святыней всех семи острогов была икона Спасителя, или Спаса. Перед этой иконой молились, ее тщательно оберегали, а во время набегов первой выносили из острога и бережно сохраняли. Цель первых жителей острогов, состояла не столько в том, чтобы рабски подчинить местных жителей российскому Государю, сколько в том, чтобы наладить обоюдовыгодные отношения с ними. Священнослужители, прибывающие с миссионерской целью, несли свет христианской проповеди язычникам, обращая в Православие «иноверцев», как было принято именовать кочевников.

Постепенно налаживались контакты. Войны сменялись миром. Между ратниками и племенами происходил товарообмен, устанавливались добрососедские отношения. Стали появляться первые семьи. Некоторые служивые выменивали себе жён у старейшин родов. Для военных поселений это не запрещалось. В сибирских острогах несли службу «годовальщики», заключавшие контракт на один год. Но многие из них оставались на новых землях и заводили семьи.

«Иноверок» крестили, потом венчали, рождались первые ачинцы. Постепенно Сибирь осваивалась, распахивались земли, появлялись кустари и ремесленники, промысловики. Крепости расширялись, рубились дома.

Но еще прежде индивидуальных жилищ была воздвигнута деревянная церковь в честь Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского, одного из наиболее почитаемых на Руси святых Первопроходцы, вся жизнь которых состояла из трудностей, особенно нуждались в помощи Божией и Небесном покровительстве Николая Угодника. Эта церковь находилась вначале внутри острога, и лишь в 1760 году была вынесена за его стены.

Православный храм в те далекие времена был и местом молитвы, и духовным, воспитательным, культурным, образовательным центром города. Возможность участия в богослужении, Таинствах была реальной жизненной потребностью людей, еще не развращенных «благами» цивилизации, не превратившихся в «царей» природы. Люди всем своим существом понимали свою зависимость от Творца и ни одного дела, будь то путешествие, строительство, торговля, - не начинали без благословения Божьего преподаваемого через Его служителей. Освящались дома, усадьбы, поля, семена для посева. Служились молебны во время засухи и когда угрожали урожаю затяжные дожди или нашествие вредителей. Вся жизнь человека была связана с храмом Божиим, проходила в гармонии с природой и ее Творцом. Церковь Святителя Николая располагалась рядом с тем местом, где сейчас находится городская баня. А от бани вдоль реки Тептятки и до Чулыма было первое ачинское кладбище. Дошли до нас и имена первых служителей Никольской церкви. Священником был Лев Мезенцев, дъячком (так в те времена назывались чтецы и певцы на клиросе) – Тимофей Первов, а пономарём – Аким Пушкарёв. От имени храма получила название и главная улица города – Никольская (ныне ул. Ленина). Деревянный храм прослужил ачинцам более ста лет. Он был бережно разобран в 1814 году и перенесен в кладбищенскую рощу. К тому времени уже действовал просторный каменный Свято-Троицкий Собор.

По церковному Преданию, у Престола каждого храма есть ангел – хранитель, который освящает это место даже тогда, когда храма давно нет, и не отойдет от него до времени Страшного Суда Божьего. Поэтому, если на месте обветшалых церквей не строился новый храм, то над бывшим Престолом ставился памятник. Так обозначалась земля, освященная храмом. На месте церкви Николая Чудотворца тоже стоял такой памятник, сначала деревянный, а с 1880 года – «кирпичный, с железной крышей». Он был уничтожен в 30-е годы. А на святом участке земли построили баню из освященных кирпичей, оставшихся от разрушенного Свято-Троицкого собора…

К концу 18 века Ачинск уже считался довольно крупным поселением Сибири для того времени. Этому способствовало то, что через него прошёл Московский тракт. А где дорога, там и развитие.

Никольская церковь, построенная во времена острога, уже не вмещала верующих, бывала изрядно переполнена во время богослужений. Жители Ачинска нуждались в новом просторном храме. И в 1797 году было принято решение и начато строительство Свято-Троицкого собора.

Первый каменный храм городские власти задумали грандиозным и величественным. Бургомистром в то время был статский советник Дмитрий Глазов. Создали попечительский совет по возведению собора, в который вошли уважаемые жители Ачинска. Они заказывали проект, согласовывали его с Духовным правлением, вели сбор средств, заказывали колокола и церковную утварь, нанимали подрядчиков, следили за качеством и сроками работ. Место для собора выбрали в центре, на пересечении Иннокентьевского переулка и Родионовской, позднее Троицкой улицы.

Свято-Троицкий собор «о двух приделах», теплом и холодном был возведён всего за 5 лет. Это вместе с внутренним убранством. С высокой колокольнею. Очень красивый по своему архитектурному замыслу. Благовест колоколов, с главным колоколом весом в 800 килограммов , доносился до ближайших деревень.

К приходу Свято – Троицкого собора также относились деревни Курбатово, Большая Салырь, Айдашки, казачья станица Преображенская и относящийся к ней хутор Игинка. В функцию приходов тех времен входило ведение, или, выражаясь нынешним языком, запись актов гражданского состояния. Велись метрические книги, книги венчаний, крещений, регистрации смертей. В семидесятые годы XIX века Троицкий собор достраивался; был построен ещё один придел – Иннокентьевский, - в честь Святителя и Чудотворца Иннокентия Иркутского.

На содержание собора казенных денег не выделялось. Он существовал только на пожертвования прихожан и меценатов, а также на сборы за исполнение треб. Велись книги учёта приходов и расходов, инвентаризации церковного имущества. Была при церкви библиотека духовных книг из 498 томов.

Служители собора были заняты не только богослужением и исполнением треб, но вели просветительскую деятельность в церковно-приходских школах, обучали крестьянских детей Закону Божьему и начальной грамоте. Вели уроки Закона Божьего в светских учебных заведениях. Церковная школа имелась в хуторе Игинка. Кроме того, в приходе было пять одноклассных министерских школ, 8-классная женская Гимназия и 4-классное городское училище.

Из собственности у собора были три жилых дома для протоиерея и священников, переходящие по должности. В год окончания строительства собора, ставший незадолго до этого бургомистром коллежский асессор (8-ой гражданский чин 14-ступенчатой Табели о рангах, соответствующий военному чину майора), Григорий Чемеров пожертвовал в собственность собору мельницу, которую священнослужители сдавали в аренду, а полученные доходы использовали на содержание храма.
В ведении Троицкой соборной церкви была временная кладбищенская Апостоло–Филипповская церковь и тюремная Михаило - Архангельская. До 1855 года к соборному приходу относились также часовни деревень Тарутино и Курбатово, станицы Белоярской.

Существовали и полковые храмы при ачинских гарнизонах. «Енисейские Епархиальные Ведомости» № 21 от 1 ноября 1913 года сообщают: «8 сентября (ст.ст.) в день Рождества Пресвятыя Богородицы, наш город Ачинск удостоен посещения о. Протопресвитером военного и морского духовенства. Весть о том, что он должен приехать, давно носилась по Ачинску. И вот… стало известно, что отец Протопресвитер прибудет 8 сентября и совершит закладку нового храма для 29–го Сибирского стрелкового полка. Местный полковой священник Венустов выезжал встречать почетного гостя на линию Сибирской железной дороги…

7 сентября в полковом храме всенощное бдение совершено священником Николаем Пикановским. Задолго до начала богослужения в военную церковь прибыло духовенство с певчими Троицкого соборного храма. Войска были расставлены шпалерами во главе с офицерами. В половине десятого заиграл оркестр военной музыки; сообщили, что отец Протопресвитер прибыл, и вместе с командирами дивизии (генерал фон Клодт) и полка (командир 29-го Сибирского, полковник Камберг), приближаются к храму… Когда богослужение окончилось, духовенство, чиновники, военные, купечество и граждане г. Ачинска были приглашены в офицерское собрание на завтрак…»

В 1866 году на базарной площади, «прямо лавок Гостиннаго двора», была возведена часовня «в память спасения Государя Императора Александра Николаевича от злодейского покушения на жизнь Его Величества».

В 1868 году рядом с въездом на городское кладбище поставили деревянную церковь Воздвижения Животворящего Креста Господня. В начале 20 века на кладбище решили поставить вместо деревянной церкви каменную. Было это в начале 1902 года. Создали попечительский совет, который быстро занялся сбором средств, заказом проекта, закупкой стройматериалов и наймом подрядчиков. Рассчитывали за теплое время года возвести здание, а в зимнее заняться его внутренним обустройством. В марте известный томский архитектор Лыгин сдал заказанный ему проект Крестовоздвиженской церкви. Однако, новый младший архитектор В.А.Соколовский признал проект «неудобным» и предложил свои услуги «исправить его, сообразуясь с первоначальным чертежом». Поправки и согласования задержали на год строительство церкви. Но это оказалось на пользу дела, так как проект воплотил в себе всё лучшее из традиций храмовой архитектуры. Большие пожертвования на строительство церкви сделал ачинский купец Григорий Николаевич Максимов.

Отстроенная кладбищенская Крестовоздвиженская церковь была величественна и красива. И очень вместительна, чтобы все верующие, провожающие в последний путь своих родственников и близких, могли присутствовать при заупокойной службе.

У православных людей всегда было уважительное и благоговейное отношение к памяти усопших, к их честным останкам. Перед смертью каждый православный исповедовался, причащался Святых Христовых Тайн. Предсмертное время и сама смерть освящалась молитвой, церковными Таинствами. Таинством считалась и сама смерть как переход от временной жизни, полной скорбей и болезней, к жизни вечной, в которой для верующего «нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания». Потому и умершие назывались не мертвецами, а усопшими. Усопшего обязательно отпевали в церкви. Приходской священник, обычно знавший каждого своего прихожанина, провожал гроб до кладбища, где служилась заупокойная лития.

Жизнь нового храма оказалась короткой. В 1924 году большевики закрыли его. Через год сняли колокола. В 1928 году к кладбищенской Крестовоздвиженской церкви подвели электричество и соорудили в ней спортивный зал. Так среди могилок своих предков люди новой коммунистической формации занимались физкультурой. В начале 30-х годов самый красивый храм нашего города исчез с лица земли.

Население Ачинска и прилегающих районов продолжало увеличиваться. Добирались до Сибири беглые крестьяне. Прибывали в ссылку опальные граждане. Нашлось на таёжных речках золото, которое притянуло искателей богатства с западных краёв Российской Империи. Свято-Троицкий собор во время богослужений бывал переполнен. Причт собора состоял из одного протоиерея, священника, диакона и двух псаломщиков. Ачинцы испытывали необходимость в строительстве ещё одного храма и увеличении числа священнослужителей.

Спустя 20 лет после возведения в Ачинске Свято-Троицкого собора был созван общий сход жителей города и деревни Мазульской, который решил на том месте, где по преданию была найдена Казанская икона Божией Матери, соорудить еще одну «каменную церковь, в коей быть приделам – первому во имя пожертвованного для сей церкви ныне вдовой ачинской мещанкой Марфой Юрьевцевой образа Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, нарекаемой Казанскою, в серебряной ризе, убранной жемчугом и соответствующими в приличных местах камнями; второму – во имя Вознесения Господа нашего Бога Иисуса Христа». Средства на постройку храма предполагалось собирать пожертвованиями. О необходимости ещё одного храма в городе высказывали пожелания также иногородние купцы. Заезжего люда в Ачинске в летнее время скапливалось много. Чулым в те времена был судоходным. С Оби в него заплывали купеческие баржи, привозили свои товары, скупали у местного населения пушнину, изделия местных кустарей. Торговцы предлагали сделать и свои пожертвования на строительство ещё одного храма, внесли первый вклад в три тысячи рублей. По нынешним меркам капитал немалый.
Ачинцы избрали «в строителей оной церкви известных в добропорядочном поведении и усердных Богу ачинских мещан Алексея Данилова Хворостова и помощником к нему Семена Ермолаева Патюкова», которым было поручено «где следует испрашивать должное на сооружение оной позволение и для сего собирать сумму».
Однако, на прошение, поданное Алексеем Хворостовым в Красноярское Духовное правление о строительстве новой церкви, был получен отказ. Тобольская духовная консистория сочла просьбу о строительстве еще одного храма в Ачинске неоправданной.

Хворостов не отступил, следующее прошение, с подробным описанием духовных нужд направил Тобольскому и Сибирскому архиепископу Амвросию. «Непреклонное усердие» и настойчивость ачинцев оказали воздействие. «В городе и окрестных деревнях: Мазульской, Нагорновской, Красновской – организуется сбор данных о числе жителей для образования будущего прихода, - пишет в «летописи града Ачинска» Геннадий Лопаткин. - Из 167 жителей, пожелавших дать средства на строительство новой церкви, выделяется купец Алексей Ильич Чеглов и мещанин Сергей Копьев, фамилиями которых впоследствии были названы улицы города. В результате 19 августа 1825 года был получен Указ «О дозволении устроить просимую церковь в городе Ачинске, за рекой Тебдяткой, вновь каменную». А 10 августа 1826 года, епископ Иркутский, Нерчинский и Якутский Михаил, проезжая через Ачинск, «заложил во имя Казанской Божией Матери трехпрестольный храм». В сентябре этого же года Алексей Хворостов заключает контракт с мастером каменных зданий, енисейским мещанином Иваном Ивановым сыном Ишимцовым «о возведении означенного храма со всею отделкою, кроме иконостаса и крылосов»». Строился храм по проекту первого енисейского губернского архитектора Павла Федоровича Воцкого.

В октябре 1830 года был освящен один из приделов - Вознесенский. Приход был открыт, хотя в окончательном варианте весь комплекс церкви еще дорабатывался. В июле 1831 года был закончен и освящен центральный придел – Казанской иконы Пресвятой Богородицы. В начале декабря 1832 года освящается последний из трех приделов – святого Великомученика и Победоносца Георгия.
Часовня св. Пантелеимона в ограде Казанского собора В Богородице-Казанский приход вошли часть города и деревни Мазуль и Карловка. Были две приписные часовни. Одна деревянная в деревне Мазуль, вторая - каменная во имя Великомученика Пантелеимона. Её в 1891 году на свои средства возвел в ограде Казанского собора Алексей Алексеевич Хворостов, сын организатора строительства данного храма, продолжатель благочестивого и почтенного рода Хворостовых по проекту томского архитектора Хабарова.

Приход содержал церковную школу, которая располагалась в наёмном доме. В ней дети учились Закону Божьему и получали начальное образование. Имелось в районе прихода и приходское училище, действовала библиотека духовной литературы.
Это факты. Но за каждым фактом истории стоит Бог – ее Творец и Промыслитель. Как созрело решение ачинцев о постройке нового храма? Кто вложил в сердце архиепископу Амвросию удовлетворить их просьбу, которая вначале была сочтена безосновательной? На это есть ответ в Священном Писании: «Много может молитва праведника». Именно в это время в келье, устроенной во дворе строителя Казанского собора Алексея Хворостова жил праведный Даниил Ачинский. И, конечно же, по его молитве состоялся Казанский собор, а пример его святой жизни возвысил молитвенный дух ачинцев, утвердил их «непреклонное усердие».
© 2003-2022 Казанский кафедральный собор г. Ачинск
Местная религиозная организация  Православный Приход Казанский собор  г. Ачинск Красноярской Епархии  Русской Православной Церкви  (Московский Патриархат)