Икона
Русская Православная церковь. Красноярская епархия
Крест
Ачинское благочиние
Казанский кафедральный собор г. Ачинск
По благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона
Митрополита Красноярского и Ачинского
Христос Воскресе!
Собор
Меню

Глава 5: Русская Голгофа

В 1891 году, когда будущий Самодержец проехал по Сибири, страна была на экономическом подъеме. Шло строительство железной дороги для скоростного преодоления расстояния из центра страны до Тихого океана. Но скверна уже поселилась в людских сердцах. Быстрое развитие науки, появление новых технологий, создание крупных производств, успехи сельского хозяйства – все это вскружило людям головы. Многие люди, особенно интеллигенция, вопреки здравому смыслу и учению Церкви поверили в возможность создания такого общества, в котором Небесные блага будут уже излишними. С развитием медицины для человечества забрезжила идея бессмертия. В больших городах, крупных промышленных и научных центрах произошло массовое отступление от веры, выхолащивание ее смысла, превращение веры из жизненной потребности в тягостную традицию. Этой эйфорией не замедлили воспользоваться враги России и враги Божии. Политические авантюристы уже сочиняли коммунистические теории о соединении пролетариев всех стран. Бомбисты, прародители нынешних террористов, устраивали покушения на ревностных служителей Православной монархии.

В 1917 году произошла пролетарская революция, жестокая и безжалостная. Для построения «коммунистического рая» большевики не жалели крови. И хотя первой жертвой этого кровавого бунта стала Церковь, новая власть оставила для своей идеологии ее нравственные законы. «Моральный кодекс строителя коммунизма» - это Нагорная проповедь без Христа. Коммунистам мешала только вера людей в Спасителя, вера праведников в Царство Небесное. Эта вера, по мнению безбожных властей, отвлекала народ от главного – от строительства коммунистического рая на земле. Место Бога должен был занять Вождь. Место Церкви – партия.

Был издан Декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, и на основании его – инструкция № 16. Началась «эпоха невиданных гонений за веру, по своим масштабам, циничности и жестокости превосходящая всё, что когда-либо выпадало на долю последователей Христовых» (Патриарх Алексий Второй).

Первым делом нужно было подорвать Церковь экономически. Власти арестовали церковные счета, которые, по сути, являлись общинными, общественными. Описали церковные ценности. Начали реквизировать иконы в дорогих окладах, кресты из драгоценных металлов, украшенные самоцветами, другие предметы церковной утвари, которые были для верующих не предметами роскоши, но великими святынями. Юридически своим Декретом большевики отделили Церковь от государства, фактически национализировали её имущество.

В Ачинском уезде первыми были закрыты домовые церкви тюрьмы и деревни Новая Салырь. 19 октября 1920 года ликвидационная комиссия распорядилась об изъятии у церквей печатей и штемпелей. С апреля 1922 года и церковных ценностей. За период с 19 марта по 26 апреля 1922 года из Казанской церкви забрали «около 60 предметов весом 2 пуда 79 фунтов 108 золотников на сумму 36 552 рубля».

Приходские советы Великокняжеской, Ново-Боровской, Ольховской, Красновской и Мало-Улуйских церквей отказались подписывать акты изъятия. Ценности забрали, но даже в актах не указали перечень и оценочную стоимость конфискованного.

Разграбленные храмы остались без юридических прав и средств к существованию. Даже мизерная прибыль, получаемая от продажи свечей, зачислялась в доход государства. Тогда-то и появилась поговорка: «Гол, как церковная крыса». Отняты были даже архивы. Но храмы жили и давали духовную пищу своей пастве.

Осознав недостаточность экономических репрессий, в 1929 году власти резко усилили преследование верующих и их пастырей.

В большинстве приходов Ачинского уезда ещё в первой половине 1918 года жители горой вставали на защиту своих святынь от осквернения и глумления. Создавали дружины для защиты храмов, укрывали у себя священников. Разгоралась Гражданская война.

Одни уходили партизанить по идейным соображениям с верой в построение бесклассового общества. Другие сбивались в банды, делали налёты на крестьянские обозы, захватывали и грабили деревни. Начались расправы над служителями Церкви.v Первым принял смерть священник Ново-Еловского прихода Владимир Фокин. Он был истинным пастырем и сердечным, отзывчивым человеком, почему и пользовался большим уважением среди своих прихожан и всех, знав­ших его. 24 января 1919 года он был захвачен отрядом Щетинкина и расстрелян в полутора километ­рах от деревни Лодочная. На теле его, кроме огнестрельных ран, оказалось три штыковых. Ввиду того, что места эти были захвачены большевиками, тело священника было вывезено ночью из села Ново-Еловского и перевезено в город Ачинск, где и состоялось отпевание. Священник был погребен рядом с ачинской Казанской церковью. В погребении, кроме духовенства, участвовало почти все население города.

Немного позднее был убит священник ачинского благочиния Михаил Каргополов, бывший до принятия сана офицером казачьих войск. Он был арестован 31 января. На передней подводе ехали арестовавшие его красно­армейцы, на задней — священник. Отъехав немногим более километра за село, красноар­мейцы остановили подводы, вытащили священника из саней, сняли с него шубу и потребо­вали, чтобы он снял с себя крест. Отец Михаил отказался. Тогда они попытались силой вырвать из рук священника крест, но безуспешно. Сжимая в руках крест, священник мо­лился: "Не ведают, что творят!" Один из палачей выстрелил в упор в голову, отец Михаил упал, и они стали стрелять в него, выпустив зарядов двадцать. 17 марта в Благовещенской церкви города Красноярска было совершено отпевание, возглавленное архиепископом в сослужении духовенства. Тело пастыря-мученика было погребено рядом с Благовещенской церковью.

В тех же местах, неподалеку от села Бирилюссы, служил священник Трофим Кузнецов. Однажды в январе в село въехал отряд красных; расспросив, где дом священника, красноармейцы направились прямо к нему; вошли в горницу и, ничего не объясняя, приказали: «Ну, отец, давай собирайся. Пошли». Священник оделся, они усадили его в телегу и увезли из села. Наутро выяснилось, что палачи привезли о. Трофима на кладбище, привязали к берёзе, и затем каждый выстрелил в него.
После окончательной победы советской власти и установления диктатуры пролетариата священнослужителей уже не расстреливали без суда и следствия. Власти создавали видимость правосудия, арестовывая священнослужителей по надуманным поводам. Обвиняли в посягательстве на советский строй, шпионаже в пользу всех империалистических разведок, вредительстве. Объявив их чуждым классовым элементом, запирали в тюрьмах, уничтожали в концлагерях.
© 2003-2022 Казанский кафедральный собор г. Ачинск
Местная религиозная организация  Православный Приход Казанский собор  г. Ачинск Красноярской Епархии  Русской Православной Церкви  (Московский Патриархат)