Икона
Русская Православная церковь. Красноярская епархия
Крест
Ачинское благочиние
Казанский кафедральный собор г. Ачинск
По благословению Высокопреосвященнейшего Пантелеимона
Митрополита Красноярского и Ачинского
Собор
Меню

Священник Феодор Абраменко

Священник Феодор Абраменко
АБРАМЕНКО (Абраменок) Федор Григорьевич. Род. в 1892 в д. Веселевка Черниговской губ.. Проживал в д. Тимонино Тимонинского с/с Ачинского района Ачинского округа. Состав семьи: жена Мария Ульяновна 1894 г .р., дети Дарья 1913 г .р., отец Григорий мать Прасковья, дети Павел, Дарья, Лидия, Анна. Лишен избирательных прав в 1928 как служитель религиозного культа (священник), высланы за пределы района. Арестован в 1933. Обвинение в КРО. Осужден 27.06.1933 тройкой ПП ОГПУ ЗСК на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован в 1959 Красноярским крайсудом. (Архив г. Ачинска. Ф.295 оп. 1-С. дело 1348, 1374, 1373а, 1371, 1377, 1398, 35)

Источник


"...Третьего мая 1933 года был арестован священник Федор Григорьевич Абраменко настоятель Тимонинской церкви. Село было большое, состояло из 450 дворов. И в каждом доме большие семьи. И время было тяжелое. Первые три десятилетия страну сотрясали войны, революции, смена социально-экономического строя. Разоренные после коллективизации крестьянские хозяйства. В некогда крепких крестьянских дворах поселилось горе, свирепствовала нужда.
Священник Феодор Абраменко
Отец Федор, имевший пятерых детей, делился с нуждающимися последним. Старался найти для каждого слова утешения, вселить в их души надежду на перемену к лучшему, просто убедить жить - наперекор всему.
В день своего ареста он ездил в Ачинск по делам, взяв с собой старшую дочь Дарью, которой недавно исполнился 21 год. По возвращению в село, его на полпути остановили сотрудники НКВД, сняли с коня и повели назад в город. Коня тоже прихватили с собой, но священника заставили идти пешком.
Отец крикнул дочери, чтобы бежала быстрее домой, - хоть что-то успели бы спрятать от разграбления. Торопилась Даша, но не успела. Добравшись до села, увидела матушку с младшими детьми уже на улице. А дом деревенские активисты уже раскатывали по брёвнышку. «Рачительные» сельсоветчики решили сделать из него культстан, то есть своего рода теплушку на дальних полях, чтобы пахари не возвращались каждый день домой за 15 верст.

Федор и Мария Абраменко поженились в 1910 году. Пятнадцатилетней девочкой она приехала в гости к родственникам в Тимонино из Петербурга. На чьей-то свадьбе увидела гармониста Фёдора, и он приметил городскую барышню. Оба отличались редкостной красотой, добротой, трудолюбием. Сразу поняли, что созданы друг для друга. Через пару недель уже обвенчались, успев добиться специального разрешения на снижение брачного возраста невесты. Мария быстро освоила крестьянский труд.
Федор Абраменко с семьей В 1910 году у молодых родилась первая дочь Дашенька. Родители Фёдора отделили сына, поставив на своём участке новый дом для себя, а молодым отдали прежний. Отмежевали и часть земельного участка. С радостью трудились Федор с Марией на собственном подворье. Дело спорилось. У Марии к тому же была швейная машинка. Она шила наряды для сельских модниц. Это тоже способствовало улучшению благосостояния молодой семьи.
Но началась первая мировая война. Федор был призван на фронт. Вернулся живым, но получил ранение в локоть левой руки. Она почти бездействовала. Но он ловко управлялся со всеми делам одной рукой
Священник Феодор Абраменко
Война внесла свой вклад в формирование у Федора нового мировоззрения. Он и так был прилежным христианином. Не позволял себе дурных поступков. Во всём поступал по чести и совести. Вернувшись с фронта, он решил посвятить себя священнической службе. Поступил в семинарию. Был направлен настоятелем церкви деревни Кубеково. Сейчас это село скрыто искусственным водохранилищем. Когда освободилось место в Тимонинской церкви, семья Абраменко вернулись в родное село и в родной дом.
Отец Феодор Абраменко с семьей У единственной, дожившей до наших дней дочери священника Федора Абраменко – Лидии Фёдоровны Каменевой хранятся две старые фотографии. На одной совсем молодые отец и мать, он ещё в военной форме. Снимок, видимо, был сделан сразу после возвращения с Первой мировой войны. На второй фотографии отец уже в рясе священника вместе с женой и четырьмя детьми: 19-летней Дарьей, 15-летним Павлом, 8-летней Анной и 5-летней Лидией. Матушка беременна пятым ребёнком. Снимок был сделан за год с небольшим до ареста батюшки.
Когда это произошло, младшей девочке Вале было всего 11 месяцев. Карающая рука большевиков не щадила даже таких малюток. Выбрасывали из дома «врага народа» всех от мала до велика.
На всю жизнь запомнила Лидия Федоровна, как их сосед комсомолец Михаил Федосович Шамара выгребал из их погреба картошку, хотя собственные закрома были ею полны. Даже не прикрыл ничем от майских холодных ночей реквизированные овощи. Матушка тайком нагребала из зловонной кучи клубни поплотнее, обдирала с них гниль, тёрла, сушила и пекла лепешки своим голодным детям.
Матушку тоже арестовали на неделю позже мужа, но в тюрьме у неё случился тяжелый сердечный приступ. Поместили в больницу, из которой отправили домой умирать.
Выжила. Ещё и в колхозе работала во всю мощь вместе со старшими детьми. Только все получали обычные трудодни, а они по половинке, как члены семьи врага народа. Забрали на фронт сына Павла. Погиб в 1943 году под г. Торопец. Об арестованном муже никаких вестей не было. Никто ничего о нём не знал. Роптать было некогда. Дел и забот хватало. Младшая Валя от недоедания и скитания начала ходить только в пятилетнем возрасте. Старшая Даша уехала работать, - взяли поповскую дочку на строительство стратегически-секретного объекта – складов под неприкосновенный провиант.
Матушка бедствовала с детьми на тяжелой сельской ниве. Никого не трогала, не кляла, но её обидеть охотники находились. Тот же председатель колхоза Сергей Маркович Саврицкий, когда видел Марию на полях вместе с другими колхозниками, отстранял от работы, изгонял с поля, 15 километров до села ходила матушка через леса в одиночку.
До сих пор Лидия Федоровна удивляется, как выжили. Растащили не только их усадьбу, но все подворье. В азарте изгнали из дома дедушку с бабушкой, живших рядом, вырвали из их нового дома половицы, двери, окна, растащили весь домашний скарб. Среди налётчиков и мародёров были люди, которые до того, как в семье появился «враг народа», дружили с семьей Абраменко, пользовались их помощью.
Другой сын стариков Абраменко писал жалобы во все инстанции, вплоть до Москвы, чтобы отстоять дом престарелых родителей. Удалось. Восстановил полы, окна, двери. Правда, бывшие некогда добрые соседи, не вернули в этот дом ничего из растащенного скарба. Набивали мешки соломой и спали так. И были счастливы, доводилось ночевать в сене под открытым небом. Запрещали местные активисты пускать в дом семью священника. Матушке Марии вместе с детками и престарелыми родителями мужа доводилось и христарадничать у чужих ворот. Дети, канувшего в сталинских застенках батюшки с большим трудом, но выживали. Сегодня от них осталась одна Лидия Фёдоровна. Но одинокой себя не считает. Греет и утешает глубокая вера в Бога. Часто навещают дети и внуки, многочисленные племянники.
Многие из потомков отца Федора Абраменко стали врачами, учителями, сельскими руководителями, трудятся в других отраслях. Все глубоко верующие люди. Наверняка семье было бы послабление от властей, если бы публично отреклись от репрессированного главы семьи. Но они перебивались, как могли и неустанно молились о милости Господа к пропавшему без вести батюшке.
Когда Лидия выходила в 1948 году замуж за односельчанина, ставшего военным и прибывшим на побывку в Тимонино, и тогда наслушалась о себе, как о дочери врага народа. Уехала с мужем на Восток, прожили долгую и счастливую жизнь.
Хорошо помнит Лидия Федоровна чудеса, происходившие с Тимонинскою церковью, превращенною в склад для зерна. Как-то в канун Пасхи, молодежь возвращалась с поздней вечеринки. Вдруг увидели, как засветилась церковь. Сначала решили, что пожар, но потом поняли, что Справка о реабилитацииона объята каким-то свечением. Страх и благоговение почувствовали очевидцы.
Сельчане очень голодовали в военные годы. Как-то сын сторожа церкви-склада решил выкрасть у матери ключи и полакомиться с друзьями пшеничкой. Только вошли в тёмный храм, как вдруг загорелся свет, зазвонили колокола. Ребята побросали мешки и убежали.
Отца Федора реабилитировали 21 марта 1959 года. Семья узнала об этом только в 1990 году, получив наконец-то после многих запросов справку, в которой говорилось, что Федор Григорьевич Абраменко, 1892 года рождения, деревни Веселовка, Черниговской губернии, работал священником села Тимонино Ачинского района. Был признан «виновным в том, что являлся членом контрреволюционной повстанческой группы, существовавшей в селе Сереж Назаровского района Красноярского края, ставившей своей конечной целью свержение Советской власти вооруженным путём. Осужден к 10 (десяти) годам лишения свободы». Конечно же, без права переписки. Был бы жив, обязательно нашел бы способ подать весточку о себе горячо любимым жене, детям, утешить престарелых родителей.

(Из книги "175 лет Казанскому собору")
© 2003-2019 Казанский кафедральный собор г. Ачинск